От диплома MSCA к паспорту гражданина мира

Как художнику путешествовать или даже переехать?
От диплома MSCA к паспорту гражданина мира
Как художнику путешествовать или даже переехать?
Поиск и проба — вечные спутники художника, положительный эффект которых может усилить смена обстановки. Сфера искусства предлагает разные варианты для этого: путешествия в арт-резиденции и даже получение «визы талантов» для переезда в другую страну.

Собрали в этом материале истории Татьяны Ворониной и Лиды Жудро, художниц нашей Школы, которые посетили арт-резиденции за границей, а еще делимся рекомендациями Нади Бахши, как в них попасть.
татьяна воронина, выпускница программы «современное искусство»
MSCA:
Какие страны ты посетила благодаря арт-резиденциям?
Таня:
В этом году я побывала в двух резиденциях в Испании R.A.R.O. Barcelona и Can Serrat, и еще в одну меня приняли на следующий год — AADK Centro Negra.
MSCA:
Как ты о них узнала?
таня:
К первой резиденции меня привел гугл — мне было интересно отправиться именно в Испанию. На другие две я подписана в соцсетях, видела их опен-коллы и подала заявки.

Этому сопутствовал (и продолжает сопутствовать) большой целенаправленный ресерч. Прежде, чем остановиться именно на этих резиденциях и отправить туда заявки — я нашла и изучила сотню других.
MSCA:
Как устроен процесс подачи заявки в резиденцию? Была ли ты уверена в анкете, которую подаешь?
таня:
Обычно резиденции просят прислать портфолио/CV, сопроводительное письмо, а также проект, над которым ты собираешься работать.

Все это я не отправляю, пока не буду на сто процентов уверена в своей заявке и тексте. Если портфолио и CV давно написаны, то проекты я обычно пишу под конкретную резиденцию, сначала внимательно вникнув в суть и темы.

В апреле этого года я отравила довольно искреннее сопроводительное письмо куратору программы в Can Serrat. Мне откликнулась идея проекта — Collective Attempt, что переводится как «коллективная попытка». Во время резиденции мы много обсуждали, как существовать и продолжать художественную практику во время мирового кризиса, как создавать международные коллективы/сообщества.

В AADK я тоже писала отдельное сопроводительное письмо, над которым думала пару дней, плюс оформила заявку проекта, который есть в моей голове уже пару лет. Не могу сказать, что это супер легко, но точно интересно.

MSCA:
Помогла ли учеба в Московской школе современного искусства (MSCA) попасть в резиденцию?
таня:
Да, безусловно. Учеба сыграла существенную роль в моей текущей самопрезентации как художницы, обучение запустило этот процесс. Я думаю, что до сих пор в нем нахожусь — все время что-то меняю и уточняю в своем портфолио. Например, я долго переписывала artist statement, пока не нащупала нужные моменты. Но весь процесс был запущен именно во время обучения. То же самое относится и к правильному формулированию идей проектов.
MSCA:
Сколько времени ты провела в резиденциях? Какие там были условия для развития художественной практики?
таня:
В первой своей резиденции в Барселоне я провела месяц и работала в мастерской довольно известной барселонской художницы, а жила в квартире у другой художницы с двумя черными кошками.

Было прекрасно, минус — отсутствие отопления в большинстве помещений в Испании в зимний период, долго что-то делать в мастерской было холодно. Интересно, что именно этот минус заставил меня двигаться в сторону того проекта, который в итоге получился.

Материалы не выдавали. Что-то я привезла с собой: мини-акрил, альбом, пастель и т.д., а что-то купила на месте. Очень интересно было изучить местные художественные магазины и материалы.

Во второй резиденции я была всего неделю, то есть сама программа Collective Attempt была рассчитана именно на 7 дней. Однако за одну неделю произошло столько всего, состоялось столько разговоров и активностей, что это могла бы быть целая книга.

Резиденция расположена посреди оливковых рощ в предгорьях Монсеррат, в 500-летнем бесконечном доме на бывшей винодельне. Я жила в одной комнате с художницей и актрисой из Лондона. У нас была общая кухня с общим холодильником и общими закупленными резиденцией продуктами. На завтрак я спускалась, когда его уже приготовил кто-то из резидентов, и мы все вместе (почти 20 человек) завтракали. На ланч я старалась ускользнуть в маленькую деревушку поблизости, чтобы немного побыть одной. А ужин нам готовила американка — повар-специалист по созданию полевой кухни в экстремальных условиях. Только что она прилетела с границы в Украине, где разворачивала кухню для солдат.
MSCA:
Несколько слов про итоговый проект — как готовила его, каким он получился, где показывался?
таня:
В резиденции в Барселоне я работала на тему памяти и сделала скульптуру из найденных на местном блошином рынке объектов — старых ключей и якоря. Я показала ее на Open Studios Day, а затем привезла в Москву. Пока она больше нигде не выставлялась.

Совсем недавно я перетянула холст, который тоже привезла в Москву из резиденции, и на который только сейчас обратила внимание. Еще оттуда же есть перформативный проект о памяти, над котором я продолжаю работать.

Во время недельной резиденции в 500-летнем доме я неожиданно для себя смогла дополнить проект, о котором думаю с момента выпускной выставки в MSCA. Тогда я начала работать со звуком сердцебиения и пыталась записать свое собственное. Для его нормальной записи требовалось специальное довольно дорогое оборудование. Так вот, в Can Serrat я познакомилась с прекрасным звуковым художником из Лиссабона, у которого оказался с собой нужный мне сверхчувствительный микрофон, и мы вместе записали мой чистый звук сердца. Плюс оттуда же я привезла новые размышления о горах, как философском элементе, который играет одну из ключевых ролей в моем творчестве.
MSCA:
Что было после? Был ли план действий? Определила, куда двигаться дальше?
таня:
После я всегда возвращалась в Москву. Обе резиденции оказались максимально плодотворными, мы остались на связи как с организаторами, так и с резидентами. Сейчас я решаю, поеду ли в следующую резиденцию в Испании, в которую меня приняли. Ну и горы с сердцебиением — это отдельная заявка для выставочного проекта, так же, как и барселонский перформанс о памяти. Надеюсь, что смогу придумать, когда и где их показать.
лида жудро, выпускница программы «современное искусство»
MSCA:
Какие страны ты посетила благодаря арт-резиденциям?
лида:
Италию. Ездила в резиденцию UNIDEE Residency - Cittadellarte Fondazione Pistoletto в городе Биелла.
MSCA:
Как ты о ней узнала?
лида:
Информацией об опен-колле со мной поделились знакомые. К тому времени я уже была хорошо знакома с творчеством Микеланджело Пистелетто, одним из пионеров движения «Арте повере», лауреатом Венецианской биеннале и создателем Cittadellarte («Города искусств»). Возможность побывать в этом Городе и поработать в резиденции под руководством фонда видного итальянского художника были для меня очень интересной перспективой и важным опытом начала участия в художественных резиденциях, поэтому я незамедлительно взялась за процесс подготовки заявки.

К слову, информация об этой и других подобных международных резиденциях не является большим секретом. Обычно новость об открытии опен-колла публикуется на сайте организатора, дублируется в социальных сетях. Помимо этого есть огромное количество сайтов-агрегаторов, рассылок и блогов, которые аккумулируют информацию о текущих конкурсах, грантах, программах резиденций и размещают их для всех желающих. Достаточно часто новости об опен-коллах в резиденцию UNIDEE я встречаю на сайтах e-flux, Art & Education, e-artnow и других.
MSCA:
Как устроен процесс подачи заявки в резиденцию? Была ли ты уверена в анкете, которую подаешь?
лида:
Заявка состояла из трех документов: заполненной, непосредственно, самой формы заявки, оформленного портфолио с CV и составленного мотивационного письма. Сейчас, по истечении времени, такой набор документов мне не кажется чем-то невероятным, однако в тот период, когда я подавала впервые заявку, это было достаточно непростым, кропотливым и длительным процессом. Я не сильно рассчитывала на положительный результат опен-колла, но поставила перед собой цель — сделать все максимально возможное, чтобы заявка соответствовала требуемым критериям.
MSCA:
Помогла ли учеба в Московской школе современного искусства (MSCA) попасть в резиденцию?
лида:
Вклад учебы в Школе как в процесс подготовки заявки, так и в его результат очень велик. Обращаясь к опыту обсуждения заявок на грантовую программу в рамках занятий по кураторским практикам, я вспоминала рекомендации Андрея Мизиано, Алексея Мандыча, Анны Гущиной, а также советы Владимира Логутова и Даши Бирюковой. Отдельно стоит отметь занятия по «Агиографиям», которые очень помогли процессу написания мотивационного письма и логике структурирования своей собственной мысли.
MSCA:
Сколько времени ты провела в резиденции? Какие там были условия для развития художественной практики?
лида:
Резиденция длилась две недели. Принимало участие в ней шесть человек из разных стран: Франции, Италии, ОАЭ, России. Организаторы покрывали расходы на все планируемые мероприятия, необходимые материалы, в том числе и питание, однако дорога и проживание оплачивались за собственный счет.
MSCA:
Несколько слов про итоговый проект — как готовила его, каким он получился, где показывался?
лида:
В рамках резиденции мы работали вместе с кураторами Алессандрой Савиотти и Джеммой Медина, представителями проекта Arte Útil. Arte Útil — это ассоциация художественных деятелей и исследователей, занимающихся созданием архива и интеграцией работ, которые могут быть каким-либо образом полезны обществу.

Совместно с Алессандрой и Джеммой мы организовали ряд дискуссий по данному проекту. Результатом таких обсуждений и резиденции в целом стало индивидуальное высказывание каждого автора на этот счет. Кто-то из художников выбрал для этого формат публичного выступления или паблик-арта, я же финализировала этот опыт в виде буклета, подводивший итог наших многочисленных обсуждений.
MSCA:
Что было после? Был ли план действий? Определила, куда двигаться дальше?
лида:
Опыт участия в международной резиденции, в первую очередь, про общение и среду. Для художника такая коммуникация играет ключевую роль, поскольку дает возможность презентации своих работ более широкому кругу людей, в том числе и за пределами своей страны.

Обратная связь, полученная в результате таких обсуждений, а также рассказы участников про свою локальную художественную среду очень часто как раз и дают понимание направления этого «дальнейшего движения».
надя бахши, выпускница программы «новые медиа»
Очевидные, но не всегда выполняемые правила подачи заявок на участие в резиденциях и образовательных программах:
1) БУДЬ ВНИМАТЕЛЬНЫМ
Вдумчиво читай описание резиденции. На мой субъективный взгляд, это главное. Ведь чаще всего по описанию ты можешь понять, насколько велика вероятность того, что ты пройдешь и получишь возможность сделать проект.
2) ОСОЗНАЙ СИЛУ СЛОВА
Письма! Мотивационные и artist statement. Это 70% успеха. Нужно использовать все свои психологические ресурсы, чтобы передать на письме то, как сильно ты не можешь жить без участия в резиденции. Писать письма, правильно делать портфолио и презентацию проекта меня научили в Московской школе современного искусства. Я думаю, что во многом благодаря Школе я и прошла в резиденцию, и поступила в магистратуру в хорошую арт-школу в Амстердаме.
3) ДЕЛАЙ РЕСЕРЧ
Например, смотри проекты художников, которые участвовали в резиденции до тебя. Это помогает оценить масштаб того, что ты можешь создать в рамках программы.
4) ВЕРЬ В СЕБЯ
Подавай заявку, даже если кажется, что тебя ни за что не возьмут.

Подписка на рассылку

Контакты

+7 (495) 640 30 22

info@msca.ru


Поступающим

+7 (495) 640 30 15

admission-cpd@msca.ru


Мы находимся

105120, Россия, Москва, Artplay, ул. Нижняя Сыромятническая, 10, стр. 3

Контакты

+7 (495) 640 30 22

info@msca.ru


Поступающим

+7 (495) 640 30 15

admission-cpd@msca.ru


Мы находимся

105120, Россия, Москва, Artplay, ул. Нижняя Сыромятническая, 10, стр. 3