«Сегодня любой человек может назваться критиком и писать об искусстве в своих соцсетях»:

интервью с Миленой Орловой, главным редактором The Art Newspaper Russia.

В MSCA в марте начнется интенсив «Как писать об искусстве, чтобы вас читали» — про художественную критику и магию письма об искусстве. Что критика представляет собой сегодня? А сам критик чем промышляет? Что такого в текстах про искусство, почему они требуют к себе особого отношения? На вопросы ответила Милена Орлова — художественный критик, главный редактор The Art Newspaper Russia и куратор этого интенсива.

Чем живет арт-критик? Какова его роль в арт-индустрии?

— Арт-критик занят тем, что ходит по выставкам. А потом сидит и пишет о том, что увидел. Всем художникам и вообще любому искусству нужен зритель. Критик — это квалифицированный зритель, который может объяснить, чем хорошо или плохо то или иное искусство, как это все понимать. Так что главная роль критика — быть связным между публикой и профессионалами арт-мира.

Есть ли ощущение, что раньше критиков было больше и критика была более острой? Если да, с чем это связано?

— Нет, наоборот. Когда я начинала свою карьеру, арт-критики могли работать только в печатных изданиях — газетах и журналах, и естественно, их было немного и попасть в эту профессию было сложно. Сегодня любой человек может назваться критиком и писать об искусстве в своих соцсетях. То есть формально критиков стало гораздо больше, так как благодаря интернету очень облегчился доступ к публике. Да и у художников, галерей, ярмарок, музеев и аукционных домов также появилась возможность со своих сайтов и страничек обращаться напрямую к зрителям. Не могу сказать, что критика стала менее острой, часто вижу очень резкие высказывания в соцсетях, но сам их жанр изменился. На большую вдумчивую статью мало у кого из добровольных критиков хватает сил и терпения, поэтому это все равно остается уделом профессионалов. На мой вкус, в целом критика стала более простой, рассчитанной на самую широкую аудиторию.

Чего не хватает российской арт-критике сегодня?

— Хороших гонораров.

С чего нужно начать, чтобы профессионально развиваться в этом направлении?

— Нужно интересоваться искусством, ходить на выставки и пытаться анализировать то, что видишь, не в простых категориях «нравится-не нравится», а в более сложных — откуда это появилось, почему сейчас это важно, что это говорит о нашем времени и тому подобное.

Кто ваши любимые критики?

— Я очень люблю моих коллег, которые начинали в 1990-е годы — это Екатерина Деготь, Андрей Ковалев, Александр Панов (Федор Ромер), Михаил Боде, Ирина Кулик и многие другие. Из тех, кто появился позднее, назову Александру Новоженову, к сожалению, ушедшую от нас несколько лет назад. Недавно выпущена книга «Коробка с карандашами», где собраны ее статьи, — очень рекомендую.

Какой, по-вашему, антирейтинг слов и выражений, которые не стоит использовать при написании текстов об искусстве?

— Думаю, что, как и в любом другом тексте, можно использовать любые слова (кроме тех, что запрещены законом, если вы пишете для официального СМИ). Вопрос скорее в том, что не стоит идти по накатанной дорожке и бесконечно копипастить те выражения, которые сейчас в ходу. Ну, скажем, сейчас многие любят любую выставку называть «проектом», что на мой вкус, смешно и неправильно. Или щеголять туманными терминами, не объясняя, что именно имеется в виду — например, «перформативные практики». Я за конкретику. И еще я бы на время вычеркнула из словаря слово «масштабный» — его прилагают к любому большому событию, это настоящее слово-паразит наших дней. А в русском языке множество замечательных слов и синонимов. Грандиозный, гигантский, циклопический, фараоновский, обширный и так далее. Не стоит забывать, что художественная критика в своих лучших проявлениях — это тоже литература, а не просто инструкция по пользованию искусством.
Контакты
8 495 640 30 22
info@msca.ru

Мы находимся:
105120, Россия, Москва, ул. Нижняя Сыромятническая, 10, стр. 3 Центр дизайна Artplay